Черный прокурор Максим Мельниченко. История донецкой Золушки

Система защиты закона и справедливости в Украине построена так, что нередко истиной в последней инстанции оказывается Генеральная прокуратура страны.

Так происходит, в особенности, когда все нижестоящие правоохранительные и даже судебные инстанции своими коррупционными действиями заводят уголовные дела в тупик. Однако методы, которыми пользуется нынешняя, уже якобы очищенная от старых кадров, Генеральная прокуратура, похоже, взяты не из законодательных документов. А скорее, из американских сериалов про гениальные спецоперации. 

Речь идет о так называемом “сотрудничестве” с властями, когда разоблаченный “мафиози” соглашается на любые условия разрабатывавших его спецов, лишь бы не сесть за решетку. Живая история об этом буквально сошла с экранов в реальную столичную жизнь. 

Начнем с преамбулы. В 2014 году на должности 1 зама прокурора Подольского района Киева трудится некто Максим Мельниченко. Личность достаточно амбициозная, стремящаяся к публичности и лоску. Максим в определенных кругах при этом известен, как человек, “решающий вопросы”. Возможно, потому что карьеру свою начинал еще в Донецке. И вероятно, поэтому был определенно успешен при предыдущей власти. 

Одной из достаточно известных, особенно во внутренних кругах, историей, имя которой связывают с Максимом, являлась типично “донецкая” схема “черных риелторов”. По этой схеме пропало более десятка человек, чьи квартиры ушли впоследствии с молотка, а родственники пропавших безуспешно оббивали пороги прокуратуры и следственных органов в поисках правды. Ни одну из жертв с тех пор так и не нашли. Ни одну из “отжатых” квартир так и не вернули. 

Черный риелтор 

Александр Варченко, начальник одного из управлений в УБОП, по совместительству супруг замначальника следственного отдела прокуратуры Киева, Ольги Варченко, по сведениям СМИ, считался организатором целой преступной группировки, состоящей из правоохранителей, которая в процессе обычной рутинной работы выявляла асоциальных или одиноких собственников чрезвычайно ликвидных квартир. Проще говоря, отбирала в специальную базу данных бомжей и порядочных старушек, за которых вряд ли бы кто-то заступился, и которых легко было бы взять в оборот запугиванием или обманом. 

Дальше все было просто и, к несчастью, не ново — люди исчезали без вести, квартиры переходили в собственность участников правоохранительной ОПГ, а дальше реализовывались совершенно легальным с точки зрения закона, образом. Очевидно, до сих пор многие жители Киева даже не подозревают, что живут в элитных квартирах Подола “на крови”. 

Единственным проколом черных риелторов оказался случай, когда на пустыре в спальном районе Киева обнаружили тело мужчины, в котором родственники опознали жертву квартирной схемы. И можно было бы закончить эту историю счастливым разоблачением, если бы ни правило, не знавшее исключений в правоохранительной системе. Свои не сдают своих. 

Тогда прокурор Подольского района Юрий Севрюк ушел на повышение, и его место занял… Максим Мельниченко, верный зам, который одной своей подписью направляет дело, в котором уже фигурировали заявления родственников пропавших, прямо в отдел Варченко. Та его закрывает. И все. 

В некоторых околопрокурорских кругах поговаривают, что за молчание родственников, а также на погашение шума, который мог бы подняться по случайному эпизоду, команда аферистов вынула из оборота своего квартирного бизнеса полмиллиона долларов. 

Адвокат дьявола 

О Мельниченко знали все. Знали, что он умеет фантастическим образом выходить сухим из воды, и даже нечистые на руку прокурорские работники эту самую нечистую руку не спешили ему подавать — такой наглости и беспринципности, как он, не имел никто. 

Несмотря на то, что в том же 2014 году он по всем признакам должен был быть люстрирован, согласно Закону “Об очищении власти”, и даже был формально уволен, продолжал исполнять свои обязанности, а затем был признан “уволенным ошибочно” и восстановлен в рядах прокуратуры. 

Способность Мельниченко к правильному решению любых вопросов привела его к головокружительной, хоть и абсолютно нелогичной, карьере. Уже в ноябре 2015 года он назначается на должность руководителя Генеральной инспекции внутренних расследований и безопасности ГПУ — фактически, человеку, обманом ушедшему от люстрации, с коррупционным делом в анамнезе, поручают следить за всеми, кто из его коллег живет “не по-новому”. Проще говоря — коррупционеру поручено выявлять коррупционеров. Можно было бы назвать это работой под прикрытием, если бы это ни было столь черным юмором. 

Первое, что сделал Максим “под прикрытием” — это прикрыл своего нового руководителя — тогдашнего генпрокурора Виктора Шокина, мгновенно разогнав инспекцию, что занималась расследованием громкого дела “бриллиантовых прокуроров”, где одной из главных фигур и значился скандальный экс-генеральный прокурор. Всю следственную группу Мельниченко выводит за штат, дело тихо спускается на тормозах, и приговоры виновным не вынесены до сих пор. Сам Шокин долго отбивался от прессы по поводу вопиюще странного назначения взяточника начальником над своими расследователями, но это ни к чему не привело. 

Мурчащий прокурор

Звездный час у Мельниченко наступил тогда, когда украинское правосудие наконец заинтересовалось делом почетного президента “Укргазбанка”, члена совета Нацбанка Украины Василия Горбаля и его брата Олега. Достоянием общественности стал факт колоссального воровства бюджетных средств “Укргазбанком”. Тогда миллионы гривен, направленных на рефинансирование банка государством, были выведены через ряд подставных фирм, в частности, ООО “Плесецкий гранитный карьер”, ООО “Селтик”, ООО “Нефтетранс”, ООО “Международный центр торговли”, ООО “Компания по управлению активами и администрированию пенсионных фондов”, ООО “Диализ-финанс”, ООО “Инвест” и другие. 

Кроме того, речь шла и о ряде незаконных строительных объектов в элитных районах столицы — на Подоле. Киевляне знают печальную судьбу комплексов на Воздвиженке — многие из них так и не обрели своих владельцев в связи с халатной и незаконной застройкой, так и не введенной в эксплуатацию. 

Только по неуплате налогов фискальными органами был выявлен ущерб на сумму более десяти миллионов гривен, не говоря о том, что бюджетные средства на “Укргазбанк” просто исчезли. 

Братьям Горбалям тогда грозил внушительный тюремный срок. Сделав множество заявлений в прессе о том, что это “просто повод отжать бизнес”, Василий Горбаль оказывается лицом к лицу с профессиональным прокурором-”решалой” Максимом Мельниченко. 

Их встреча и разговор закончились тем, что Максим использовал старый киношный американский прием: “Государство будет сотрудничать с тобой, но ты отныне наш человек. Соглашайся, сынок. Мы сделаем все, чтобы исправить твою судьбу”. 

То есть, еще один, работающий “под прикрытием”. 

Кино, срежиссированное Мельниченко, имело все спецэффектные атрибуты: на Василия Горбаля надели микрофон, обучили пользованию прослушивающими устройствами, и отправили записывать нужные разговоры по всем своим знакомым, друзьям, деловым партнерам, или тем, на кого укажет хозяин. 

Например, отправляться по личным врагам покровителей Мельниченко, или же даже тем, кого Мельниченко хорошо помнил еще со времен своей работы в Подольской прокуратуре. Одной из таких жертв стал бывший начальник Максима — Сергей Нечипоренко — который когда-то очень настаивал, чтобы Мельниченко убрали из органов прокуратуры за весь тот ужас, с которым не может спокойно спать ночью даже бывалый коррупционер. Но это уже частности. 

Гораздо интереснее, сколько у Горбаля еще таких записей кулуарных разговоров, и сколько у Мельниченко таких Горбалей ходит, обвешанных аппаратурой, ушедших от ответственности, и не ради правосудия, а ради правильных рычагов построения бесконечной власти Генпрокуратуры над борьбой с коррупцией. Живет вот себе человек, а потом за ним, как в детской страшилке, приходит “в черную-черную комнату черный-черный риелтор, а потом черный-черный прокурор с черным-черным диктофоном”. 

Так и хочется в этом месте добавить: все-таки фамилия Мельниченко говорящая… 

Руслан Якушев

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ