Николай Княжицкий: прохиндей из телевизора

Николай Княжицкий: прохиндей из телевизора

Украинские политики убедительно доказали тезис о том, что патриотизм является последним прибежищем самых отпетых негодяев.

А для некоторых из них еще недавно таким прибежищем являлись свобода слова и права человека. Они манипулируют этими понятиями в своих интересах так же ловко, как и кидают друг друга на деньги. Николай Княжицкий далеко не самый худший из них, в первую очередь благодаря своему умению выкрутится из любой ситуации. И всё же удивляет, как такой человек мог столько лет считаться рупором правды, а сегодня отвечает за культуру и духовность украинского народа?

«Вести», Сорос и Нацсовет

Николай Леонидович Княжицкий родился 2 июня 1968 года во Львове, в интеллигентной семье преподавателей. Как он сам поведал, его дедушка и бабушка по материнской линии (Антон и Прасковья Васько) родом из Сокальского района (Львовская область), а в роду Княжицких, кроме украинцев, были ещё поляки и евреи. Родители пытались воспитать сына правильным и образованным, но в результате юный Коля вырос в капризного книжного эрудита, не питающего никакого интереса к наукам или труду. Однако талант «говоруна» открывал ему прямую дорогу на телевидение или радио, где за это платили. Поэтому после окончания средней шкоды, в 1985 году, Николай Княжицкий поступил в Киевский государственный университет имени Шевченко.

После первого курса, в июне 1986-го, Николая призвали в ряды Советской армии, так что в КГУ он вернулся только в 1988-м. Это было очень горячее время: студенческая среда университета бурлила политикой, возникали ячейки, движения. Однако Княжицкий в этом, похоже, не участвовал, он даже не проявил себя во время студенческой «революции на граните» осенью 1990-го. Вместо этого Княжицкий уже во время учебы пристроился на подработку по специальности. С февраля 1989-го второкурсник Княжицкий числился внештатным корреспондентом на Гостелерадио, а в 1990-го он даже несколько раз появился в «Вечерних новостях» и «Телевизионной службе новостей». С февраля 1991 по январь 1992-го он стал заведующим корреспондентского пункта советско-канадского СП «Телерадиокомпания Мост», а летом 1992-го, после защиты диплома, устроился корреспондентом программы «Вести» Российской телерадиокомпании (РТР). Но это был первый и последний опыт его работы в качестве обыкновенного журналиста. В том же 1992-м Николай Княжицкий стал директором «Центра телевизионного творчества», более известного украинцам своей программой «Вікна». А вот что не было известно никому, за исключением нескольких посвященных: финансирование этого центра шло через фонд «Возрождение», являющегося основным украинским филиалом Фонда Сороса. Кто помог ему «спилить» грант – остаётся загадкой. Ведь известно, что в те времена гранты от Сороса «пилили» бывшие комсомольцы, которые держали нос по ветру и вовремя переформатировались в нужном направлении.

Руководящая работа (директор, редактор, председатель и т.п.) понравилась Княжицкому куда больше, чем журналистика. Можно сказать, что именно в этом он нашел своё призвание, к тому же это давало прямой доступ к денежным суммам куда большим, чем гонорары рядовых телеведущих. Так что с момента окончания КГУ, Княжицкий старался найти себе место если не в кресле начальника, то хотя бы за столом какой-то комиссии. А его появление в телевизоре в качестве ведущих новостных и аналитических программ было, скорее, самопиаром и возможностью поучать с экрана украинцев.

В 1994-м Княжицкий стал президентом ЗАО «Международный медиа центр», представляющего собою дальнейшее развитие «Центра телевизионного творчества», теперь уже получавшего западные гранты от американской компании «Internews Network» — позиционирующей себя как некоммерческий проект поддержки независимых электронных СМИ в разных странах. Его программы, в том числе «Вікна», выходили на частотах УТ-2 и были объединены как проект «СТБ». Происхождение названия уже давно забылось, однако говорили, что аббревиатура могла означать «суспільне телебачення».

Николай Княжицкий: прохиндей из телевизора

Владимир Сивкович

В 1997 году этим проектом заинтересовался Владимир Сивкович – бывший работник КГБ (специализировался на радиосвязи), в начале 90-х подавшийся в бизнес и политику. Сблизившись с Княжицким (они стали чуть не друзьями), Сивкович предложил свою помощь в обретении «СТБ» собственной частоты вещания и необходимого для этого оборудования. Так «СТБ» стал еще одним украинским телеканалом, причем его запуск состоялся 2 июня 1997 года – в день рождения Княжицкого, который стал его президентом и возглавил весь менеджмент и редакторские функции, а также в качестве автора вел программу «Вікна-неділя». Сивкович возглавил административный совет ЗАО «Международный Медиа Центр — СТБ», и него имелось к телеканалу два интереса: коммерческой и политической рекламы. Это было весьма кстати, ведь на носу были скандальные парламентские выборы 1998 года.

И вот тут карьера Николая Княжицкого взлетела вверх. Их заметили на самом верху и подняли: в сентябре 1998-го Княжицкий получил должность президента «Национальной телекомпании Украины», а Сивкович стал советником и помощником президента Кучмы. Также с марта 1999-го Княжицкий стал членом Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания – который фактически дергал за веревочки все тогдашние электронные СМИ. Именно тогда бывший поборник свободы слова (за что он получал гранты) Княжицкий почувствовал власть цензуры и разрешительной системы. И судя по последующим событиям, ему это весьма понравилось!

Но затем, переда самыми президентскими выборами 1999-го у Сивковича с Кучмой что-то не срослось: поговаривали, что он захотел слишком много за «политическую рекламу». В итоге на «СТБ» был совершен почти что рейдерский захват, при этом, как уверял Княжицкий, ему самому пришлось прятаться на даче у Романа Зварыча. После поджога своей квартиры и загадочной смерти телеведущей «СТБ» Марьяны Черной, Княжицкий уговорил Сивковича капитулировать и продать телеканал структурам «Лукойла». Взамен Княжицкий пообещал Сивковичу помочь в приобретении другого телеканала: американская компания «StoryFirst Communications», владевшая рядом СМИ в Украине и России, согласилась продать свои 50% акций ICTV. Они были проданы, по словам Княжицкого», за сумму, равную стоимости киевской квартиры. Однако Сивковича банально кинули: новым владельцем ICTV оказался президентский зять Виктор Пинчук (подробнее о нем читайте в статье Что мы знаем о Викторе Пинчуке), который тут же пригласил в свой новый телеканал Николая Княжицкого. Одновременно Княжицкий был вновь восстановлен в Национальном совете по вопросам телевидения и радиовещания.

Главной платой за амнистию было участие Николая Княжицкого в политических программах ICTV (новостных и аналитических), где он с жаром разносил в пух и прах поднявшийся скандал вокруг «пленок Мельниченко», защищал президента от подозрений в деле Гонгадзе, а затем критиков от оппозиции, начавшей акцию «Украина без Кучмы». При этом дуэтом с ним выступал приглашенный на ICTV российский телеведущий Дмитрий Кисилев. Да, тот самый!

Страсти на канале ТВі

Однако итогом такой усердной защиты «режима» стала потеря Княжицким места в Национальном совете по вопросам телевидения и радиовещания. Дело в том, что в 1999-м и 2000-м он назначался туда по квоте от Верховной Рады пропрезидентским большинством, а когда в 2002-м эти квоты взяла себе оппозиция во главе с Ющенко, то Княжицкого из Нацсовета немедленно изгнали. Это стало для него тяжелым ударом, поскольку в роли просто телеведущего он чувствовал себя неуютно, а парламентские выборы 2002-го он проиграл, пытаясь избраться во Львове от партии «Трудовая Украина» (да-да! Именно той, которую организовал Сергей Тигипко. Подробнее про которого читайте в статье Сергей Тигипко: комсомольский олигарх заметает следы). Хуже всего было то, что, согласившись работать на Кучму, Княжицкий потерял доверие (и деньги) западных фондов и «демократических институтов», которые помогли ему подняться в 90-е. Последним ударом по Княжицкому стал переход ICTV на сторону «оранжевой революции»: он бы и сам с радостью побежал к трибуне Майдана, однако многие в окружении Ющенко считало его «кучмовским прихлебателем».

Княжицкого выручил финансист и политик Владимир Костерин, владевший холдингом «Медиадом», в который входил телеканал «Тонис». Неизвестно за какие заслуги или по чьей просьбе, но он поставил Княжицкого руководить «Медиадомом», надеясь, что тот поспособствует развитию его СМИ. Княжицкому даже выделили 9% акций холдинга – небольшой пакет топ-менеджера, для стимуляции продуктивной работы. Однако итогом работы Княжицкого в «Медиадоме» стал новый громкий скандал. Сразу после того, как осенью 2007 года Костерин решил досконально проверить судьбу 20 миллионов гривен, инвестированных им в «Тонис», Княжицкий вместе с Виталием Портниковым (он был редактором, входящим в холдинг еженедельника «24») взбунтовали журналистов на акцию протеста против, якобы, давящей их цензуры. В итоге Портников и несколько журналистов в знак протеста покинули холдинг, а вот Княжицкого вновь вышвырнули, что называется, вперед ногами. Перед увольнением Костерин отобрал у Княжицкого 9% пакет акций «Медиадома» в счет компенсации за пропавшие инвестиции – что затем дало Княжицкому повод утверждать, что акции у него забрали «рейдерским захватом».

Николай Княжицкий: прохиндей из телевизора

Владимир Костерин

Однако Княжицкому всё время благоволила судьба. В конце 2007 года после досрочных парламентских выборов сформировалась коалиция НУНС-БЮТ, и вице-премьером в новом правительстве стал Григорий Немыря — старый знакомый Княжицкого с 90-х годов еще по фонду «Возрождения» и прочим финансовым проектам, с которых он кормился. Немыря стал важной фигурой в БЮТ, который враждовал с окружением Ющенко, а потому там уже не считали Княжицкого «иудушкой» и вообще были рады принять в союзники всех противников Виктора Андреевича и его «любих друзів». И Княжицкий немедленно направился к Немыре, рассчитывая получить должность во власти. Правда, лишнего портфеля для Княжицкого не нашлось, однако вместе этого Немыря помог ему пристроится в новом телепроекте ТВi. Его создали в 2008 году два беглых российских олигарха: Владимир Гусинский и Константин Кагаловский. Правда, уже через несколько месяцев Кагаловский кинул Гусинского: дополнительной эмиссией акций уменьшил его долю до 1%. Но это было только началом страстей на канале ТВi.

Николай Княжицкий: прохиндей из телевизора

Константин Кагаловский

В 2008-м Николай Княжицкий стал генеральным директором ТВi, и он тут же привел на телеканал всех своих хороших знакомых, включая Виталия Портникова. Они строили громадные планы по расширению проекта на еще пять параллельных телеканалов, в том числе один ТВi-Европа совместно с телекомпаниями Польши (проект задумывали к Евро-2012). Но это привело к спору между ТВi и «Интером» за частоты вещания, в результате чего ТВi проиграл — что навсегда сделало Княжицкого непримиримым противником «Интера»: он до сих пор мстит ему, разумеется маскируя это под свою «политическую позицию украинского патриота».

По словам бывших коллег, в 2010 году Княжицкий приобрел себе за счет телеканала служебную машину представительского класса, посещал различные салоны и вообще вел образ жизни настоящего олигарха, из-за чего нередко вступал в небольшие конфликты с владельцем ТВi Кагаловским. Небольшие, поскольку Княжицкий, не будучи дураком, понимал, что серьезная конфронтация с владельцем приведет к его увольнению. Так что когда в 2011-2012 году у Кагаловского попытались отобрать обратно долю Гусинского, привлекая для этого все средства, включая Высокий суд Англии, то Княжицкий встал на его сторону, заявив следующее:

Николай Княжицкий: прохиндей из телевизора

Однако в ходе этого Княжицкий «зарапортовался» и зачем-то ляпнул, что, мол, на самом деле телеканал ТВi основал он, а уже потом его купили Гусинский и Кагаловский. Это было напрасное хвастовство: дело в том, что схема владения ТВi была очень запутанной. Самим каналом владело ООО «Медиаинфо», а за ним стояла еще целая цепочка фирм, зарегистрированных в оффшорах и в Великобритании — а значит, создание телеканала предполагало внешнеэкономическую финансовую операцию. Кто-то из недоброжелателей Княжицкого вспомнил, что у того нет лицензии на такие операции (он не занимался бизнесом за пределами Украины) и тут же донес «куда следует». Но Княжицкому пришлось отдуваться не только за свои враки: в апреле 2012 года Налоговая служба обнаружила у ТВi «недоимку» в размере 2,2 миллиона гривен, а в июле 2012 года налоговики предъявили Княжицкому счет на 3 миллиона гривен и предупредили о возбуждении уголовного дела.

Николай Княжицкий: прохиндей из телевизора

Сначала Княжицкий называл это «политическими репрессиями», потом «рейдерским захватом», однако всё же признал, что его телеканал действительно недоплатил налоги — потому что засчитал при этом невозвращенное ему государством НДС. Дальше спорить Княжицкий не стал, а обратился к телезрителям с просьбой помочь, кто чем сможет, «рупору свободы слова». 24 сентября 2012 года в ходе телемарафона удалось собрать 2,845 миллиона гривен, а еще два миллиона телеканалу пожертвовала «Батькивщина». Это был щедрый и вполне объяснимый подарок: сам Княжицкий на выборах 2012 года баллотировался по списку БЮТ и действительно сделал из ТВi такой себе рупор оппозиции, делая упор на репортажи о несметных богатствах «донецких». В декабре 2012-го, став депутатом Рады, Княжицкий передал кресло гендиректора ТВi Портникову (Портникова в этот момент начали преследовать за «педерастию», причём размещая видеозаписи с фактажом за деньги. Интересно, кто это организовал?), а сам стал председателем его общественного совета.

А весной 2013-го вокруг ТВi разразился новый скандал: после очередной махинации с заменого состава владеющих им фирм, в апреле в качестве нового хозяина телеканала объявился американский бизнесмен Александр Альтман. Новым руководителем канала назначили Артема Шевченко, а его заместителем Ольгу Манько – депутата Киевского областного совета от «Фронта перемен» (к тому времени уже заключившему союз с БЮТ). Кагаловский заявил о рейдерском захвате и подал иски в украинские и британские суды, значительная часть коллектива ТВi, в том числе журналисты Павел Шеремет и Мустафа Найем, объявили забастовку. И тут в офисе телеканала нарисовался Николай Княжицкий — как председатель его общественного совета и народный депутат. И начал потрясать некими документами, уверяя, что Кагаловский не является хозяином ТВi.

Нужно сказать, что это мало кого удивило, поскольку после того как в Княжицкий пристроился в Верховной Раде, его отношение к Кагановскому резко изменилось: маска угодливого управляющего спала и он начала постоянно критиковать владельца канала.

Николай Княжицкий: прохиндей из телевизора

Документы, предоставленные Княжицким

Николай Княжицкий: прохиндей из телевизора

Документы, предоставленные Княжицким

Но и на этом история не закончилась! 20 мая 2013 года ООО «Инфо 24» (принадлежащее Николаю Княжицкому, Виталию Портникову и Артему Шевченко) и ООО «ТРС» учредили «Концерн Медиа управление», директором назначили Ольгу Манько. Его финансовым директором назначили Вячеслава Басовича, который 25 июля был стал новым генеральным ТВi, взамен уволенного как не справившегося с обязанностями Артема Шевченко. Таким образом, из этой аферы все отчетливее торчали уши Княжицкого и его новых друзей в БЮТ и «Фронте перемен». Но проходит еще несколько недель, и Лондонский суд начал выносить решения не в пользу Альтмана, который неожиданно заявил, что был втянут в аферу против своей воли. Сразу после этого Николай Княжицкий вдруг дистанцируется от скандала и напоследок объявляет происшедшие события рейдерским захватом, осуществленным  структурами бывшего владельца «Интера» Валерия Хорошковского (подробнее о нем читайте в статье Что прячет в своих шкафах украинский генерал-олигарх) и «семьи» Януковича.

Взять всё – и запретить!

В Раде Княжицкий сдружился не только с «Фронтом перемен», но и с впервые попавшей туда «Свободой». При этом в декабре 2012 года Княжицкий, защищая своего нового приятеля Олега Тягнибока (подробнее о нем в статье Олег Тягнибок.Спонсоры и соратники украинского националиста) от критики Евросоюза, осуждавшего украинский национализм, высказался весьма резко в адрес европейских парламентариев. «Какой-то там болгарин решил, а вы за ним повторяете!» — парировал он резолюцию Европарламента, и добавил, что «Свобода» это «не нацисты, а политическая сила, которая хочет строить новую Украину».

Николай Княжицкий: прохиндей из телевизора

Княжицкий всегда, словно губка, впитывал в себя слова своего окружения. И общение со «свободовцами» не прошло для него даром: он проникся поистине фарионовскими идеями, которыми начал активно сыпать после победы Евромайдана и прихода к власти «Народного Фронта» — избиравшись по его списку на выборах 2014 года. В парламенте Княжицкому доверили пост председателя Комитета по вопросам культуры и духовности – как оказалось, напрасно! И дело тут вовсе не в довольно «мутной» истории с якобы изнасилованной Княжицким камбоджийской девочкой, из-за которой он в марте 2015 года попал на «доску почета» Интерпола.

Дело было действительно странным со всех сторон. Преступление датировалось 2011 годом, а вспомнили о нем только через четыре года, при этом Княжицкий уверяет, что в то время был в Украине и вел какую-то передачу. За своего соратника по «Народному Фронту» немедленно вступился глава МВД Арсен Аваков (подробнее о нем читайте в статье Dolce vita АРСЕНА АВАКОВА: ІТАЛІЙСЬКИЙ БІЗНЕС ТА ОФШОРИ), обещавший во всем разобраться и заявивший что это происки российских спецслужб. Сам Княжицкий уверял, что это месть Кагаловского за телеканал ТВi, и, в конце концов, сошлись на том, что Кагаловский работает на ФСБ. Вскоре во всех украинских СМИ появилась информация о том, что суд Пномпеня полностью оправдал Княжицкого, сняв с него все обвинения. Казалось бы, дело закрыто, точка! Вот только источником этой информации был сам Княжицкий, а подтверждающих документов он так и не показал. Правда, его «фейс» с сайта Интерпола убрали, однако и в Индокитай он больше не ездит.

Николай Княжицкий: прохиндей из телевизораНиколай Княжицкий: прохиндей из телевизора

Но депутат Княжицкий отличился, главным образом, своими «запретительными» законопроектами. Одним из первых в сентябре 2014-го свет увидел его законопроект о запрете трансляции в Украине российских фильмов и сериалов, произведенных после 1 января 2014 года, а также всех иных, если те «пропагандируют деятельность правоохранительных органов и вооруженных сил Российской Федерации». Так под запрет попали даже вполне безобидные и сугубо положительные сериалы «Солдаты» и «Убойная сила». И вообще было странным, что подобные законопроекты, оказывается, предлагали не радикалы или националисты, а профессиональный журналист либерального толка – но это было лишь началом!

В июле 2015 законопроект Княжицкого №2436а предлагал поправки к Закону Украины «О кинематографе», которые создавали некую шкалу для определения, является ли фильм украинским, европейским или «страны-агрессора». В сентябре 2015-го его законопроект №3081 «О господдержке кинематографа» предлагал создать Институт кинематографии и фонд поддержки кино – однако, как заметили критики, данные структуры просто проедали бы выделенные им деньги, проводя время в бесплодных дискуссиях о судьбе украинского синематографа. Затем он предложил закон, по которому с проката в Украине вообще всех иностранных фильмов будут взимать дополнительную плату – которая пойдет на финансирование украинского кино (или Института кинематографии). А после была инициатива создать Институт Книги – видимо, в дополнение к Институту Кино и уже существующего Институт национальной памяти, дабы открыть еще несколько сотен рабочих мест для «профессиональных украинцев».

Ну а в марте 2016-го Николай Княжицкий и Дмитрий Ярош законопроектом №4303 предложили оградить украинцев не только от современного российского кино, но и от музыки, литературы и театра «страны-агрессора». Позднее они дополнили законопроект еще одним предложением: разрешить российским актерам гастроли в Украине только при условии их письменного осуждения российской агрессии. Однако во время рассмотрения законопроект не набрал необходимого количества голосов. Княжицкий долго возмущался, обзывая коллег «пособниками агрессора», а потом пригрозил что не будет ходить на сессии, пока законопроект не примут во втором чтении. Это вызвало настоящий шквал далеко не лестных отзывов — как и о законопроекте, так и о самом Княжицком. Причем, ему досталось не только от работников шоу-бизнеса, и со стороны его коллег-политиков.

Николай Княжицкий: прохиндей из телевизора

Не оставляет Княжицкий и свою бесконечную месть телеканалу «Интер»: появилось немало информации о том, что он стоял за неоднократным натравливанием на него СБУ (за якобы «пропаганду сепаратизма»), а также, возможно, организацией погромов офиса «Интера» в феврале и сентябре 2016 года. Разумеется, прикрывая это напускным патриотизмом и пылким деланием защитить украинцев от «российской пропаганды».

При этом Княжицкий не забывает и о личных интересах, что вполне понятно для человека, задекларировавшего 720 тысяч долларов наличными (и еще 300 тысяч у супруги) и почти два миллиона гривен годового дохода. Еще в 2014 году он настойчиво уверял, что в ведение его Комитета по культуре и духовности следует передать… налогообложение лотереей и игрального бизнеса. Мол, игра на деньги является досугом, а значит, относится к сфере культуры! Но коллеги-депутаты ему не вняли и даже посмеялись, не передать ли в ведение его комитета еще торговлю алкоголем и проституцию – они ведь тоже средства досуга!

Николай Княжицкий: прохиндей из телевизора

Однако Княжицкий был совершенно серьезен, и, похоже, что его интересы в игральном бизнесе были вполне конкретными. Это подтвердилось несколько месяцев назад, когда он резко раскритиковал внесением в санкционный список операторов лотерей «М.С.Л» и «Патріот». Выпад Княжицкого сильно удивил журналистов: ведь было доказано, что данные операторы через оффоршные схемы принадлежат российским компаниям, то есть «стране-агрессору». Почему же Княжицкий, с таким неистовством требующий запрета проката российских фильмов и гастролей российских актеров, бросился защищать российские лотереи?

Сергей Варис, для SKELET-info

Загрузка...