"Для власти мы как были, так и есть - люди второго сорта", - Муждабаєв

Вчера, после премьеры фильма «Мустафа», на выходе из кинотеатра коротко поговорили с одной известной крымской татаркой.

Говорила в основном она, эмоционально, но это были и мои мысли; эмоции, правда, у меня подрастратились.

Как и тогда, в СССР, когда крымские татары первыми вышли на массовый митинг на Красную площадь, когда их дома сносили бульдозерами, а перед цепными псами режима стоял маленький Мустафа Джемилев и окружавший его маленький народ, мы во всех своих бедах и борьбе — одиноки.

За исключением кучки благородных, которые для меня — такие же крымские татары, потому что понимают нас абсолютно, могут влезть в нашу шкуру. А так — слов много, но реально очень мало кто помогает.

Во власти таких людей почти нет. Там — только болтают, чтобы выглядеть хорошо. На самом же деле — равнодушные, холодные; а как мы узнаём по их декларациям — просто недалёкое ворье, живущее на уворованное бабло в космосе.

Для них мы как были, так и есть — люди второго сорта. Для них вообще люди — второго сорта. И когда нам ужасно тяжело, они просто смотрят и ждут, когда же мы пропадём с глаз долой, замолчим, растворимся, сдохнем. Но мы не замолчим и не сдохнем.

Мы привыкшие не сдыхать, такая судьба у крымских татар — одиночество и отчаянная борьба.

Мы всю историю смотрим прямо в глаза вечности, не моргая. Это грустно, но ничего, мы выдержали тогда и сейчас победим, конечно.

Потом будет много тех, кто нам «помогал». А фильм — очень. Признаюсь, у меня почти все время по щекам текли слезы. И сжимались зубы. Всех причастных обнимаю, благодарю.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ